Добро пожаловать на сайт Федерального министерства иностранных дел

Обращение Посла на вечере Российского еврейского конгресса

Посол фон Фрич

Посол фон Фрич, © Российский еврейский конгресс

20.11.2018 - Выступление

В Мемориальной синагоге РЕК на Поклонной горе прошел вечер, посвященный Праведникам народов мира из Германии, укрывавшим евреев в эпицентре Холокоста - на территории Третьего рейха. Вечер организовал Российский еврейский конгресс совместно с посольством Германии в Москве.

Семь лет своей жизни я проработал дипломатом в Польше, почти пять – в России. Четыре из них – послом в Варшаве, а с 2014 года – послом в Москве.

Германский дипломат, который живёт и работает в этих двух странах, неизбежно сталкивается и с прошлым. Он вынужден заниматься историей своей страны, постоянно возвращаясь к пропасти, связанной с периодом нацизма: это нападение и оккупация; это режим, основанный на терроре; это уничтожение и истребление. Пожалуй, ни в одном месте в Польше за пределами Варшавы я не бывал так часто, как в Аушвице и во многих других местах, связанных с попыткой стереть с лица земли еврейский народ.

На территории бывшего Советского Союза подобных мест несколько меньше. Бабий Яр, Малый Тростенец и Одесса – вот некоторые из них; однако стремление истребить еврейский народ и еврейскую жизнь как таковую в этих регионах связано, скорее, с такими понятиями, как «айнзац-команды» и «приказ Рейхенау».

За те без малого 12 лет, в течение которых я, будучи германским дипломатом в Польше и России, сталкивался с прошлым, я всё сильнее осознавал, что есть лишь две возможности вести себя перед лицом этих мрачных страниц истории:

Во-первых, говорить о них. Если мы будем называть злодеяния своими именами, то мы не повернём историю вспять. Это невозможно. Однако тем самым мы будем делом подкреплять свою ответственность за то, чтобы помнить об этом, – и, может быть, у нас появится возможность вернуть жертвам хотя бы малую часть их достоинства.

Другая возможность отношения к прошлому состоит в том, чтобы молчать. Молчать в местах, отмеченных печатью ужаса. Биркенау, IX форт в Каунасе или мемориал в Ростове-на-Дону лишают дара речи. Преступления, совершённые там, чудовищнее любых слов.

И сегодня у меня действительно нет слов. Мне тяжело выступать здесь. Тем более, что сегодня речь идёт о том, что немцы помогали евреям. Как велик соблазн привести фатальный аргумент: «Да, но ведь не всё было плохо». И именно опасность того, что зло может быть представлено как относительное понятие, заставляет нас замолчать, если мы не оказываемся перед необходимостью опровергать именно подобные попытки.

И всё же это правильно – почтить память тех немногих, кто попытался плыть против течения политики уничтожения и с помощью тех малых возможностей, которыми эти люди располагали, сделать большое дело. Потому что их поступки могут стать для нас ярким примером, демонстрирующим, что вся тьма этого мира не может затмить свет одной свечи.

Или, как гласит надпись на медали, вручаемой «праведникам народов мира»: «Кто спас одну жизнь, спас весь мир».

Еврейский народ – Государство Израиль – взяло на себя миссию чтить память этих праведников и демонстрировать, что даже в почти безысходное время всё-таки есть выход, когда мужество побеждает безразличие. И что есть достойные примера люди, несущие в будущее факел искренности и порядочности.

Среди «праведников народов мира», число которых скоро достигнет 27 000, есть и имена 616 немцев. Память троих из них мы собираемся почтить сегодня – так называемых «простых людей», которые мужественно руководствовались зовом совести.

Ни в одном городе Третьего Рейха, как в столице Германии, не было столько евреев, которые пытались пережить своё нелегальное положение. Согласно оценкам, их было от 5 до 7 тысяч, и примерно 1200-1500 из них удалось выжить. И тысячи людей, многие по соображениям порядочности, помогали им, причём не все – исключительно по благородным соображениям.

О том, как выживали евреи в Берлине, повествует фильм, который мы сегодня увидим. Он называется «Выжить в укрытии».

Одним из помощников, о которых рассказывается в фильме, был Отто Вайдт. Человек из рабочих слоёв, которому пришлось расстаться со своей профессией, потому что у него неуклонно ухудшалось зрение. Поэтому он основал для других инвалидов мастерскую, производившую мётлы и щётки. Почти весь его штат состоял из слепых, глухих и немых евреев. И когда начались депортации, он упорно и решительно всеми мыслимыми средствами боролся за своих еврейских сотрудников. Своего рода Оскар Шиндлер в центре Берлина. Как говорят, он доезжал до самых лагерей, куда отправляли его подопечных, чтобы спасти им жизнь.

Наряду с Отто Вайдтом, мы хотим сегодня почтить память двух примечательных женщин: Рут Андреас-Фридрих и Луизе Майер.

Рут Андреас-Фридрих происходила из среды, которую называют мещанской. Когда в 1938 году в Германии горели синагоги, она решила каждый день записывать то, что она слышала, видела и переживала, поскольку, как она впоследствии говорила, ей было понятно, «насколько тяжело когда-нибудь станет доказать тем, кто этого не застал непосредственно, что не каждый, кто остался в Германии, был нацистом. Дать им понять, почему мы остались, а не уехали». Вместе с друзьями она основала группу сопротивления «Дядя Эмиль». Они занимались производственным саботажем, срывали со стен пропагандистские листовки, спасали пацифистов от военной службы, обеспечивали политических беженцев и еврейских сограждан личными документами, прятали их и доставали питание.

И, наконец, Луизе Майер, овдовевшая домохозяйка и мать четверых детей. Как верующая христианка, она была не согласна с режимом национал-социалистов. У неё не было ни крупных средств, ни круга единомышленников. Но в своей квартире она сначала принимала евреев, с которыми она была знакома раньше, а потом стала помогать и тем евреям, которых она прежде не видела. Она также сопровождала их в поезде через всю Германию до Швейцарии, тайком проводила их в обход контрольных постов и в городе Зингене сводила их с человеком, который помогал им перейти границу. Это был рискованный поступок для неё, как и для всех других – ведь даже помощь в бегстве тем, кто подвергся преследованиям нацистов, наказывалась тюремным заключением, нередко заканчивавшимся отправлением в концлагерь. Луизе Майер была арестована в 1944 году, и Народный суд в Берлине предъявил ей обвинение. Осудить её не успели: после окончания войны её освободили.

О своих мужественных и искренних поступках она впоследствии всегда вспоминала очень скромно.

Дамы и господа, благодарю всех, кто пришёл сегодня. Благодарю Российский еврейский конгресс за это мероприятие и оказанные почести тем, кого мы сегодня здесь вспоминаем. Благодарю Вас всех за интерес к тому, что и в самые мрачные времена даже в моей стране были праведники народов мира.

к началу страницы