Добро пожаловать на сайт Федерального министерства иностранных дел

"Контроль над вооружениями – это не что иное, как реальная политика"

02.02.2019 - Интервью

Министр иностранных дел Хайко Маас дал интервью газете Berliner Morgenpost, в котором были затронуты вопросы трансатлантического партнерства, расторжения Договора о РСМД и санкций против России

Дональд Трамп уже два года занимает свой пост. Подтвердились ли самые мрачные опасения, господин Маас? Стал ли мир менее безопасным с приходом американского президента?

Конечно, политика Дональда Трампа «Америка в первую очередь» представляет собой особый вызов. Возьмите хотя бы заявление о выходе из Парижского соглашения по климату или о планах уйти из Сирии и частично из Афганистана. Однако за положение дел в мире отвечают не только США. Вот уже несколько лет безопасность в мире подрывает нарушение Россией Договора о РСМД – документа, имеющего огромное значение для Европы.

Заключенное в 1987 году соглашение запрещает ядерные ракеты средней дальности, т.е. от 500 до 5000 км, наземного базирования. Несколько дней назад Вы были в Вашингтоне, чтобы убедить США не денонсировать этот договор с Москвой. Вы действительно думали, что сможете переубедить Трампа?

Когда речь идет о нашей безопасности в Европе, мы должны делать все, что в наших силах, чтобы внести вклад в ее обеспечение. В Вашингтоне, как и до этого в Москве, я выступал за контроль над вооружениями и выдвинул абсолютно конкретные предложения по критериям, на основании которых должны были бы быть рассмотрены российские предложения по мерам транспарентности. К сожалению, все, что до сих пор предлагала Россия, никоим образом не удовлетворяло этим критериям. Уже во времена президентства Обамы высказывалась оценка, что Россия нарушает ДРСМД. Москва разработала и испытала ядерную ракету средней дальности, нарушающую Договор.

Вы пришли к мнению, что денонсация этого договора по сокращению вооружений оправданна?

Договор между двумя государствами, который нарушается одной из сторон, фактически не действует. К сожалению, российская сторона не готова установить настоящую транспарентность и вернуться к выполнению Договора. Мы сожалеем об этом – без ДРСМД уровень безопасности снизится. А нам нужна устойчивая и максимально всеобъемлющая международная архитектура контроля над вооружениями.   

Вам принадлежат слова «В конце концов, ведь все хотят, чтобы в мире не было ядерного оружия». Не думаете, что это слегка наивно?

Нет. Контроль над вооружениями – это не что иное, как реальная политика. Я ее убежденный приверженец: ядерные ракеты средней дальности в Европе сейчас были бы неверным ответом. Огонь нельзя тушить маслом. В сегодняшнем мире рецепты семидесятых годов не работают. Вместо этого мы намерены придать импульсы новой динамике разоружения.

Тема разоружения должна вернуться на международную повестку дня. Это касается не только США и России – необходимо вовлекать и такие страны, как Китай. Кроме того, за последние десятилетия было разработано множество новых систем вооружения: автономное и кибер-оружие, роботы-убийцы. По ним до сих пор не существует практически никаких международных правил. За такие правила будет выступать правительство Германии – в том числе, в Совете Безопасности ООН. Первым шагом послужит конференция по контролю над вооружениями, которую мы проведем в марте в Берлине и основное внимание которой будет посвящено новым системам вооружений. Нам нужны новые правила для новых технологий.

Есть угроза новой холодной войны?

Времена холодной войны прошли. Но во всем мире набирают силу национализм и популизм. Международное сотрудничество, мультилатерализм переживают трудный период. Этому мы должны противодействовать. Изменение климата, цифровизация, миграция – для решения серьезных задач наших дней нам нужно не меньше, а больше международного сотрудничества. Мы не предаемся иллюзиям – ни одна из этих задач не решится легко и просто. Однако мы выступаем за международные правила по разоружению, которые распространялись бы на как можно большее число стран и также и на новые системы вооружений.  

Переживет ли Запад, каким мы его знаем, второй срок президентства Трампа?

В этом я уверен. Я не вижу причин для апокалиптических ожиданий. США – это не только Белый дом.

Трамп взял под прицел Германию – в том числе по причине ее сравнительно небольших взносов в НАТО. Когда правительство Германии выполнит обязательство тратить два процента ВВП на оборону?
Правительство приняло решение: к 2024 году Германия увеличит свои оборонные затраты до 1,5 процента. Речь здесь идет также и об усовершенствовании оснащения бундесвера. В этой сфере существуют значительные дефициты, которые мы должны устранить.  

Этим Трамп не удовольствуется.

Президенту не возбраняется выдвигать свои требования.

Не настало ли время нормализовать взаимоотношения с Россией и снять санкции, объявленные в результате агрессии против Украины?

С Россией как самым крупным соседом Европы мы ведем диалог по всем касающимся всех нас конфликтам. Санкции – это не самоцель и не угроза, а политический инструмент для достижения конкретных целей: в данном случае – реализации Минских соглашений.

Должны ли санкции против России оставаться в силе до тех пор, пока Москва не отдаст Крым?

До тех пор, пока не будет продвижения в соответствии с положениями Минского мирного договора, мы не можем говорить об ослаблении санкций. В настоящий момент его, к сожалению, не наблюдается.

Полное снятие санкций произойдет только тогда, когда Крым снова перейдет под контроль Киева?

Есть четкие договоренности, предусматривающие, что санкции будут сняты только тогда, когда Россия выполнит свои обязательства.

Критика в отношении газопровода «Северный поток-2» через Балтийское море, который должен соединить Россию и Германию, усиливается – в частности, критика из США. А у Вас не возникает сомнений относительно этого проекта?

Это проект нескольких европейских компаний. И моя позиция по нему остается ясной: вопросы европейской энергетической политики должны решаться в Европе, а не в США. Надежность нашего энергоснабжения мы хотим поставить на широкую основу. При этом мы будем следить за тем, чтобы существующий транзит газа через Украину не прерывался и в будущем.


Jochen Gaugele und Jörg Quoos.

www.morgenpost.de


к началу страницы