Добро пожаловать на сайт Федерального министерства иностранных дел

"Мы должны открыто выступить против неонацистов и антисемитов"

Федеральный министр иностранных дел Хайко Маас

Федеральный министр иностранных дел Хайко Маас, © dpa

02.09.2018 - Интервью

Интервью Министра иностранных дел Хайко Мааса газете "Bild am Sonntag" в связи с событиями в Хемнице. Другие темы: трансатлантические отношения, европейская внешняя политика, миграция и беженцы, предстоящий визит министра в Турцию.

Господин министр, следят ли за рубежом за событиями в Хемнице?

Конечно. В четверг на встрече министров иностранных дел в Вене мои коллеги очень часто спрашивали меня об этом.

И что Вы им отвечали?

Что это шокирующие события. Как жестокое убийство, так и отвратительная травля невинных прохожих. Все виновные должны ощутить на себе всю жесткость реакции правового государства. Но еще я обязательно подчеркиваю: преобладающее большинство людей в Германии точно также нетерпимо относится к подобной травле. Оно открыто по отношению к окружающему миру и толерантно.

Насколько велик ущерб, который наносят беспорядки, устраиваемые правыми экстремистами, международному имиджу Германии?

Что касается ксенофобии, правого экстремизма и расизма, то с этой точки зрения к Германии присматриваются особенно пристально – и это справедливо. Когда сегодня на наших улицах снова поднимаются руки в нацистском приветствии, это позор для нашей страны. Политики должны выполнять свои домашние задания. И все общество должно сказать свое слово: мы должны противостоять правым экстремистам. Мы не должны делать вид, что ничего не замечаем. Мы должны открыто выступить против неонацистов и антисемитов. Только тогда ксенофобские выходки не смогут нанести серьезного ущерба репутации Германии.

Канада уже несколько лет подряд предупреждает своих граждан о том, что поездки в восточную Германию могут быть небезопасны – в частности, для людей с темной кожей. Считаете ли Вы это оправданным?

Подобные решения страны принимают всегда сами. Факт то, что в том числе и в восточной Германии, к сожалению, снова и снова совершаются правонарушения с ксенофобской подоплекой. Однако было бы упрощением соотносить эту проблему только и исключительно с востоком Германии. В Саксонии или где бы то ни было – важно, что все истинные демократы нуждаются в нашей безоговорочной поддержке.

Что хуже: кучка правых экстремистов, показывающая нацистское приветствие, или множество обычных граждан, которые участием в демонстрациях бок о бок с правыми выражают свой протест?

И то, и другое. Дело принимает угрожающий оборот, когда порядочные люди предпочитают не вмешиваться в происходящее. На фоне молчания порядочных людей голоса расистов звучат намного громче. Мы все должны продемонстрировать миру, что мы, демократы, – большинство, а расисты – меньшинство. Молчаливое большинство должно наконец громче заявить о себе.

Как?

Люди моего поколения получили свободу, правовое государство и демократию в подарок. Нам не пришлось бороться за них, и отчасти мы слишком склонны к тому, чтобы воспринимать их как нечто само собой разумеющееся. К сожалению, в нашем обществе воцарилась инертность, которую мы должны преодолеть. Для этого нам придется встать с дивана и поднять свой голос. Годам дискурсивной бодрствующей комы должен наступить конец. Демократия – это то, что мы делаем из нее.

Как Вы реагируете, если на вечеринке из уст кого-то из Ваших друзей или родственников вдруг начинают звучать расистские высказывания?

Мой опыт показывает, что не имеет смысла сразу подвергать таких людей остракизму, это даже может иметь обратный эффект. Я тогда обычно задаю очень простой вопрос: «Почему ты говоришь такие вещи?» Если человек в состоянии внятно сформулировать свои страхи, то это ключ к тому, чтобы эти страхи опровергнуть. Не до всех, но до многих можно достучаться, приводя факты.

Вы доверяете американскому президенту Трампу?

Меня смущает, что Трамп называет Европу противником США на одном дыхании с Россией и Китаем. Но несмотря на все проблемы, я не утратил доверия по отношению к США – ни на толику. Наша дружба опирается на такие ценности, как демократия, свобода, права человека, а не на президентов. Мы не должны совершать ошибку и отождествлять Трампа и США. Америка – это не только твиты из Белого дома.

Вы хотите по-новому определить партнерство с США. Что это означает в конкретном плане?

Что в случае экономических санкций или штрафных пошлин мы не будем замирать как кролик перед удавом. Мы должны решительно защищать наши собственные интересы от подобных действий. Только сделать это сможет не Германия с ее 80 миллионами жителей, а Европа с ее 500 миллионами.

Вы пригласили бы российского президента Владимира Путина на свою свадьбу?

Нет.

Ваша австрийская коллега Карин Кнайсль пригласила Путина на свою свадьбу, сделала перед ним глубокий книксен и закружилась с ним в почетном танце. Какие мысли возникли у Вас, когда Вы увидели эти кадры?

Будучи министром иностранных дел, я одновременно являюсь самым высоким по рангу дипломатом. Поэтому я предпочту отказаться от ких-либо комментариев по этому поводу.

Что касается внешней политики, Европа являет собой картину не мощного игрока с 500-миллионным населением, а скорее разрозненной кучки...

Протестую! Как раз на таких треках, как штрафные пошлины и ядерная сделка с Ираном, Европа продемонстрировала свое единство и дееспособность. Однако очень важно, чтобы в будущем мы могли принимать определенные внешнеполитические решения не только и исключительно единогласно. Решения большинством голосов защитят нас от того, чтобы внешним силам достаточно было заплатить выкуп всего лишь одному государству-члену и тем самым заблокировать все процессы.

Когда это наконец произойдет?

После выборов в Европарламент весной следующего года нам нужно будет приступить к этому вопросу.

Вы действительно думаете, что решение, принятое большинством голосов, может принудить Польшу или Венгрию принять десятки тысяч беженцев?

Это было бы неразумно. Мы не должны допустить, чтобы вопрос миграции продолжал оставаться яблоком раздора. Вместо этого я предлагаю, чтобы тот, кто отказывается принимать беженцев, брал на себя ответственность в других сферах: например, в борьбе против причин миграции в Африке.

Ваш французский коллега Ле Дриан заявил, что не хочет больше платить по счетам право-популистских правительств в Европе…

Тот факт, что дефициты в сфере правового государства могут иметь финансовые последствия, уже давно обсуждается в Брюсселе. Однако нам, немцам, во внешнеполитических дискуссиях больше к лицу протянутая навстречу другим рука, чем воздетый указующий перст. Нам нужна сплоченная Европа. Раскол Европы на страны первого и второго сорта поставил бы под сомнение саму европейскую идею.

Турция переживает кризис. Мы должны оказать этой стране помощь, в том числе и финансовую?

Мы не заинтересованы в том, чтобы Турция потерпела экономическое и политическое фиаско. Однако сейчас речь идет не о конкретных мерах финансовой помощи турецкой экономике, а о нормализации наших отношений. А для этого Турция должна выполнять обещания.

Чего Вы ожидаете от президента Эрдогана перед его предстоящим государственным визитом в Германию?

Я сам на следующей неделе отправлюсь в Турцию. В Турции все еще находятся за решеткой семеро граждан Германии – без какой-либо понятной причины. Люди вот уже более года подвергаются одиночному заключению без предъявления им обвинительных актов. Это неприемлемо и этому должен быть положен конец.

Вы еще успеваете садиться на велосипед и заниматься бегом?

Не так часто, как раньше. Но бегать я могу и в зарубежных поездках, если позволяет график. А когда я в сентябре целую неделю буду в Нью-Йорке во время заседаний Генеральной Ассамблеи ООН, я возьму с собой свой гоночный велосипед. В Центральном парке есть велосипедная дорожка, по ней я намереваюсь делать пару кругов перед ежедневным марафоном заседаний. Посмотрим, может быть, мне удастся уговорить еще кого-то из коллег кататься со мной.

 

Интервью вели Роман Айхингер и Ангелика Хеллеманн
Оригинал

к началу страницы